Стопроцентный эксклюзив. Часть 8

2849 Просмотров Нет комментариев

Бей в барабан, и не бойся беды!
Г.Гейне

Что ни говорите, други мои, а хорошо нас в школе учили. Как я ненавидел учить стихи наизусть! А оказалось – дело-то полезное.

…и была то ли поздняя ночь, то ли ранее утро. Научно выражаясь, часа четыре по полуночи. И был пустой аэропорт Ижевска, обложенный стаей служебных легковых автомобилей. И был чартер, который, кроме меня, встречали только водители этих авто.

Я бежал впереди пассажирского трапа, неумолимо надвигавшегося на тушку самолёта, а в голове громче сводного духового оркестра пожарных частей республики гремело раз и навсегда вызубренное: «Я планов наших люблю громадьё, Размаха шаги саженьи!».

Добежал и бросился на широкую морпеховскую грудь САМОГО с криком: «Хо-р-р-о-ш-о!».

— Ничего себе посидели. И в храме. Можно сказать, у Христа за пазухой. И в самолёте.

— У Городилова за пазухой?

— Как же! Попросил московских спецов, чтоб подкрутили там где надо, подвертели, проволочками подвязали. Ну и на борту профилактические меры приняли. Граммов по двести пятьдесят. Заполировали после банкета. Слава Богу – долетели. Так что прав ты, Пимен – и жизнь хороша, и жить – хорошо.

— А будет еще лучше!

— Это точно!

— Как ты их в Совете Федерации уделал, а! Я прямо наизусть выучил: «ситуация в республике стабильная, есть запас прочности».

— Ага. И тут же ещё раз приложил: «для полного счастья нам нужен Удмуртский машиностроительный кластер».

— Помню-помню: «общий объём инвестиций в развитие кластера должен составить 267 миллиардов рублей».

— Именно. Мы ведь только с виду простые, как шарканский рыжик. Перепечи там, кумышка, бабушки, которые девушки… А как до денег дело доходит, нам только подтаскивай. Любую сумму освоим. Со свистом.

— Кстати, а кто должен-то?

— Чего?

— Ну, ты же сам сказал — «объём инвестиций должен составить». Вот мне и интересно – кто же должен нам такие деньжищи составить? Когда? Все сразу или частями?

— А-а-а, ты про это… Да хрен его знает. Это мне Зайцев написал. Говорил: для солидности. Говорил: тут главное – чтобы суммы покрупнее и чтобы не круглые. Чтобы у них мозги зависли при пересчёте.

— Получилось. Сенаторы, уж на что прожженный народ, чего только не видели и не слышали на своем веку, а и те чуть из своих кресел не вывалились. Но добил ты их кампусом за 16 миллиардов. Видимо, сложили они быстренько в уме все твои цифры. Сама Валентина Ивановна от твоей прыти ошалела: « такой опыт пора брать на вооружение другим субъектам России».

— Вот тут, Пимен, я не согласен. Ни с тобой, ни с Валентиной Ивановной. Если другие субъекты понаедут в Москву с такими же просьбами, нам ничего не останется. Лучше уж по поговорке – кто раньше встал, того и тапки. В смысле — кластеры с кампусами.

— Это правильно. Но зря ты им сказал про стабильность и запас прочности. Они же цифры твои записали, наобещали, проводили. А потом сядут кружком, и какой-нибудь задохлик из помощников тут же подсунет бумажку с твоими словами. Дескать, какие им еще миллиарды? У них и без наших миллиардов стабильность и запас прочности. У других и этого нет. Вот и кампус твоему кластеру.

— Прав ты, Пимен. Промашка вышла.

— Да я понимаю. Тут ведь как? И об успехах отчитаться надо, чтоб не думали, что зря хлеб едим. И попросить побольше, чтоб хоть толику малую отвалили с барского плеча. Вот и думай – ездить в столицу или ну её.

— Не скажи. Ездить надо. Для той же солидности. Чтобы потом про себя в пресс-релизах читать: Глава встретился…, Глава попросил…, Глава подписал…

И не забывай, Пимен, о мобилизующей и направляющей силе наших поездок. Вот вернулся я в прошлый раз в Ижевск, собрал селян на их праздник, рассказал им, как мы в Москве пели-плясали, выпивали-закусывали. А потом так прямо им и сказал: «Валентина Ивановна высоко оценила результаты нашей работы в Федеральном Собрании России. По её мнению, такой презентации возможностей региона давно не было в верхней палате парламента».

Видел бы ты, как они обрадовались! Как воодушевились! С каким настроением на свои фермы вернулись! Мы, говорили, своим коровёнкам всё это перескажем, так они вас молоком по уши зальют.

Скоро я с этим рассказом по буджетникам думаю проехать. Потом – по заводам прокатиться. Думаю, до нового года продержимся.

— А потом?

— Потом? Ты знаешь – человек я простой, не люблю всякие там мерехлюндии: уси-пуси, бла-бла-бла. Но недавно мне подогнали стих. Классный. Я его даже на бумажку выписать попросил. Вот – читай.

Бей в барабан, и не бойся беды,
И маркитантку целуй вольней!
Вот тебе смысл глубочайших книг,
Вот тебе суть науки всей.

Людей барабаном от сна буди,
Зорю барабань, не жалея рук,
Маршем вперёд, барабаня, иди, —
Вот тебе смысл всех наук.

Вот тебе Гегеля полный курс,
Вот тебе смысл науки прямой:
Я понял его, потому что умён,
Потому что я барабанщик лихой.

— Сильно.

— А ты говоришь – потом…