Байка про завещание Главы

5765 Просмотров Нет комментариев

ДрУги мои верные! Тут некоторые злопыхатели (они же – завистники) обозвали меня – вставшего на вахту для укрепления желания продвигаться – двумя поносными, как они считают, словами. Никакой ты, говорят, не Пимен, а чистый «анфан ПЕРДЮ». С нажимом на последнее слово.

Что взять с продуктов ЕГЭ, кроме попугайства? Думают, что я устыжусь и покину свой пост. А я горжусь, ибо за мной маячит неведомая неучам великая тень сумрачного германского гения Генриха Ивановича Гейне. Это он назвал меня и мне подобных Enfant Perdu. Что в переводе на русский значит «забытый часовой». И написал про меня стихи: которые как ни вспомню, слезы гордости на глаза несмыкаемые наворачиваются:

Где ж смена? Кровь течёт; слабеет тело.
Один упал — другие подходи!
Но я не побеждён: оружье цело,
Лишь сердце порвалось в моей груди.

Истинно про меня. Можете не верить, но я читаю эти невыносимо гениальные стихи Генриха Ивановича и плАчу.

А сегодня я не просто плАчу. Я рыдать. И сердце мое порвалось. Не перевелись и на удмуртских подзолах мастера слова, способные разбередить самую заскорузлую душу: «Сразу хочу сказать, прошу вас, не поздравляйте меня, потому что я постараюсь исчезнуть. Лучше эти деньги, которые будут там доброжелатели, отдайте в какой-то фонд, пусть лучше будет в фонде».

Вот что завещал редакторам республиканских СМИ и мне, Enfant Perdu республиканского масштаба, Глава Удмуртии в канун своего 65-летия! Вот слова, достойные того, чтобы их отлили в граните!

Кто из приверженцев истины, ценителей искренности и поклонников прекрасного не зарыдает над этими пронзительными строками? Кто не преклонит буйной головушки перед благородством поступка юбиляра? Особенно учитывая это драматическое «я постараюсь исчезнуть». Дважды особенно, учитывая, что исчезнет Глава не весь.

«Нет, весь я не умру…». Только дореволюционный несознательный поэт мог втирать читателям про какую-то эфемерную душу. А наш Глава, как крепкий хозяйственник, выразился без обиняков: я постараюсь исчезнуть, а деньги, говорит, отдайте фонду. Так и до заветного «землю крестьянам, заводы рабочим» недалеко.

Проникшись этими жгучими словами, вспомнил я почти забытое: «Завещаю… не спешить ни хвалой, ни осужденьем моих произведений в публичных листах и журналах… В сочинениях моих гораздо больше того, что нужно осудить, нежели того, что заслуживает хвалу. … Бог милостив; может быть, послужат они в пользу и другим, и снимется чрез то с души моей хотя часть суровой ответственности за бесполезность прежде написанного».

Всё, Пимен! Ни слова больше! Пусть сердце твое разорвано — оружье-то цело. На вахту!

Навеки ваш Пимен Демократов
(а фонд этот нужно бы разъяснить)

Статьи по Теме