Байка про подземный переход

3840 Просмотров Нет комментариев

Други мои, а не поведать ли вам про чудо чудное и диво дивное? В общем, дело было так. Прихожу я в себя после поездки в сами знаете куда, а тут долетает до меня весточка из замечательного нашего города желтой рыбы. Из Сарапула, значит.

А надобно вам сказать, что Сарапул этот славен своим просвещенным купечеством. Не нынешним, конечно. Нынче купца ни в Сарапуле, ни в окрестностях не сыскать. Сплошь одни манагеры.
Итак, весточка: «Милостивый государь Пимен Демократов! Не соблаговолите ли навестить меня в любое удобное для Вашей милости время для познавательно-экскурсионного променаду по сарапульским подземельям? Жду с нетерпением, Вашей милости покорный слуга купец и меценат Викторин Угланов».

Вот, значит, как! Возрождаются, значит, славные традиции. Неистребим, значит, сарапульско-купеческий дух и размах. Пришлось перенести свой пост в Сарапул.
Купец и меценат встретил меня хлебом-солью и хвостом той самой желтой рыбы. Рыбка, говорит, заповедная – из угодий Водоканала. Только большим людям предназначена. Ты-то, Пимен, человек не самый большой, но почин твой уважая, хвостик я тебе приберег. Между прочим, от той стерлядки, которую скоро в пятницу Глава республики с моей руки схарчил. Гордись.

И повел он меня гордого на обещанную экскурсию. Которая началась с лестницы в подвал.

— Осторожно, Пимен, ступени здесь крутые. Видишь эту? С нее-то и навернулся в подвал злодей-пивопивец Вьюшков. А на этой ступеньке он мою жену матерно ругал и за волосы таскал. А на этой мне бутылкой из-под коньяка по голове треснул. Все на видеокамеру записано.

— Так тут у тебя прямо каждая ступенька историей дышит.

— Не то слово, Пимен. На этой лестнице, можно сказать, кончилась политическая карьера Вьюшкова. Я по ней еще Пусинова проведу. Чтоб тоже навернулись. И всё, Пимен, шабаш! Моими будут и Дума, и город!

Напрягся я. Предстала перед изумленными глазами страшная картина: вот наворачивается Глава с одной ступени, вот матерно ругает с другой, вот коньячную бутылку богатырским усилием вздымает… И все это – на видеокамеру, с роковыми политическими последствиями… Встряхнул я головой и так аккуратненько:

— И что, сам Глава тоже по этой лесенке спускался?

— Ну что ты. Только показал, но ступить не позволил, рановато еще… В смысле – другой дорогой я его в подвал завел.

— И что там?

— А там подземные проходы в мэрию и на берег Камы. Год копал. Два раза чуть самого не завалило. Три раза жену откапывал. Но докопал.

— И чего тут интересного для Главы?

— Простой ты, Пимен. Тонкостей политических не понимаешь. Превратностей судьбы не предвидишь. Прикинь. Выкопаем мы с ним подземный переход из Резиденции к Правительству, к мэрии ижевской и к пруду. Чтобы как у товарища Сталина. Тот, правда, на метро ездил под Москвой. А мы люди попроще – под Ижевском ножками.

— К Правительству и к мэрии — это я понимаю. Власть брать. А к пруду-то зачем?

— Затем же, что и к Каме – на всякий случай. Вот повел он по лесенке какого-нибудь своего республиканского Вьюшкова. Бочкова там или, того лучше – Ксавельева. Тот наворачивается, материт не свою жену, бутылкой по башке… И крындец бочковско-ксавельевской политической карьере. Нет оппонента – нет проблемы.
А если что не так пойдет – в подвал и к пруду. Там лодочка в камышах, лежка на Воложке. Оттуда лесами в родной район – дороги к фермам чинить. Дальше фермы-то все равно не пошлют. Так лучше самомУ, чем под конвоем.

— И как Глава?

— Очень сильно благодарил, обещал мэром сделать… А если, говорит, еще и Пусинова на лестницу заманишь, я твоего сына в Госдуму депутатом пристрою. А то сидит там один инородец, место занимает, а благодарности никакой.

Вернулся я в Ижевск, утвердился на своем месте и думаю: может, и мне какой-никакой подземный ход прорыть? Куда подальше.

Статьи по Теме