Афера вокруг моста — 2

2853 Просмотров Нет комментариев

Почему Президент России так и не приехал открывать мост через Каму?

Владимир Путин на заседании Военно-промышленной комиссии в Ижевске | фото пресс-службы Кремля

Владимир Путин на заседании Военно-промышленной комиссии в Ижевске | фото пресс-службы Кремля

 

Во время недавнего визита Владимира Путина в Удмуртию он так и не поехал на открытие моста через Каму, сосредоточившись на посещении «Концерна «Калашников». Хотя, по утверждению главы региона Александра Соловьева, для открытия моста все было готово и президента туда приглашали. Почему же руководитель государства не стал участвовать в открытии моста?

Договориться не получилось

В начале июля НММ уже писал, что возведение моста через Каму, чье открытие планировалось на 19-20 сентября, обрастает разного рода скандальными подробностями.
В июле мы предположили, что отказ Путина принимать участие в открытии моста будет косвенно свидетельствовать о неблагополучии всего проекта, подаваемого Александром Соловьевым в качестве «стройки века».

Уже тогда было очевидно, что у объекта есть серьезные проблемы с прохождением официальной экспертизы. Еще два месяца назад, когда мост был уже построен, и по нему началось, так называемое, техническое движение, выяснилось, что проект мостового перехода до сих пор не прошел государственную экспертизу в ФАУ «Главгосэкспертиза».

Очевидно, что и в случае с мостом, руководство республики решило прибегнуть к старому проверенному способу, довольно часто используемым, например, дорожниками – «сначала построим объект (дорогу, мост и т.д.), а затем как-нибудь договоримся с экспертизой». В этот раз «как-нибудь договориться» не получилось.

При этом Глава Удмуртии (мы же помним, что этот проект находится под его личным контролем, а значит, все серьезные решения принимаются по согласованию с ним), не имея на руках заключения государственной экспертизы, отдавал распоряжения на выделении бюджетного финансирования (доля вложений республики в 14-миллиардном проекте моста оценивается примерно в 2 миллиарда) на строительство этого объекта. А это уже уголовная статья.

Кроме того, первоначально мост должен был состоять из железобетонных конструкций. Именно в таком виде проект был презентован Владимиру Путину еще в 2010 году. Но с тех пор про железобетонный конструктив сооружения уже никто не вспоминал, а сам мост построили исключительно из железных и металлических конструкций.

most

По самым скромным подсчетам, такой мост должен был «подешеветь» примерно на 1 миллиард рублей. Но про экономию средств в ходе строительства никто не говорит, поэтому возникает вопрос – куда делся миллиард? Был ли это «откат» со стороны подрядчика нужным людям за получение контракта на строительства моста или его банально разворовали – предстоит выяснить следствию.
Спешные попытки «порешать вопрос» с «Главгосэкспертизой» ни к чему не привел, и руководство республики сделало ставку на главный козырь – приезд на открытие моста Владимира Путина. Зазывать главу государства Александр Соловьев начал в тот момент, когда мост не был достроен, но уже были очевидны проблемы с госэкспертизой. Расчет был прост: уж если первое лицо откроет объект, то ни один чиновник в России не сможет отказать в согласительной документации.

В более узком кругу глава региона, понимая, что до открытия моста, экспертного решения не будет, давал понять, что «нас спасет только приезд Путина, тогда нам все подпишут».

Глупость и непрофессионализм

Путин в Удмуртию приехал, даже в эти дни, когда его ждал Соловьев. Но мост открывать не стал. И ведь даже нельзя сказать, что открытие мостов – не президентское дело. За последние несколько лет Владимир Путин почтил своим присутствием церемонии открытия мостовых переходов в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Красноярске и других российских городах. И это не говоря о том, что главный мост страны – Керченский, строится под личным контролем президента. А вот Камский мост, если и будет открыт, то уже без участия президента.

kamskij-most-sentyabr-2016-goda

Аппарат главы государства и соответствующие службы, готовящие любой визит президента, тщательно отрабатывают все нюансы предстоящей поездки, вплоть до мониторинга СМИ и общественных настроений. Ну а уж такой во всех смыслах «выдающийся» момент, как отсутствие государственной экспертизы на объект, который предлагают открыть первому лицу страны, уж точно не скрылся от пытливого взора аппаратчиков.

В этой связи совершенно непонятно на что надеялись власти республики, пытаясь затащить президента на «липовый» объект. Надеяться на то, что соответствующие структуры не разглядят отсутствие экспертизы – непрофессионально, а рассчитывать, что Владимир Путин очаруется красотами камских берегов и закроет глаза на все прегрешения регионалов – просто глупо.

Негативный фон

Последняя надежда на то, что Путин будет спасать Соловьева в истории с мостом, рухнула, видимо, накануне визита. По сведениям из информированных источников, вечером 19 сентября председатель правительства республики Виктор Савельев на совещании в узком кругу заявил, что Путин на мост не поедет, потому что до сих пор нет заключения экспертизы. Очевидно, что авральные усилия, которая республика предпринимала на протяжении всех летних месяцев, для того, чтобы согласовать проект уже построенного моста, не увенчались успехом.

Кроме того, все последние месяцы вокруг строительства моста сохранялся негативный информационный фон. Сначала задерживали зарплату подрядным организациям, занятым на строительстве моста. Что позволило министру дорожного хозяйства республики и одному из приближенных к Александру Соловьеву чиновников Виктору Вахромееву по-хамски назвать «верещанием» просьбы выплатить подрядчикам зарплату.
Затем с той же проблемой столкнулись представители студенческих строительных отрядов, которых на лето тоже привлекли к работам на мосту. Но быстро выяснилось, что погнавшимся за романтикой студентам никто не планировал в срок выдавать зарплату. Долги им погасили буквально за три дня до приезда в Удмуртию Владимира Путина.

stud

Говорят, что крайне нелестных оценок заслужили региональные власти от московских структур и за тарифную политику при пользовании мостом. В частности, больше всего возмутила даже не стоимость проезда, а то, что жители республики не будут иметь льготных условий для перемещений по мосту.

Транзитный транспорт один раз проехал по мосту и все, а, например, камбарякам, которым часто приходится ездить на «материковую» Удмуртию, как быть? И для чего, спрашивается, потратили из бюджета региона 2 миллиарда рублей, при этом, как минимум, не улучшив транспортную доступность жителей отдаленного Камбарского района? Поэтому позиция федералов о том, что «Путин откроет мост, а потом местные из-за дороговизны не будут по нему ездить и ругать президента» тоже имеет право на существование.

Наконец, по последним пока неподтвержденным данным, при отсыпке грунта на подъездных путях на правом берегу Камы использовалась земля, в том числе привезенная с территорий скотомогильников Сарапульского и Каракулинского районов. Делалось это в спешке, без отбора проб, или имеют место сознательные преступные действия, будут разбираться правоохранительные органы. У которых этот вопрос, якобы уже тоже на контроле.
Нельзя не отметить и еще один факт – Владимир Путин не удостоил Александра Соловьева личным общением на протяжении всего визита.
Не было не то, что встречи в формате «один на один», как это происходит во время посещения президентом практически каждого региона. Не было и ритуального рукопожатия с Соловьевым под фотокамеры в аэропорту. Напротив, на сайте Президента России была размещена фотография Путина, пожимающего руку министру внутренних дел республики Александру Первухину. Тоже – определенный знак.

Не было даже неформального общения с главой государства в автомобиле по ходу движения кортежа от аэропорта до «Концерна «Калашников». Потому что если бы оно и было, Александр Соловьев или идеологический блок его аппарата уже не преминули бы дать знать всем пусть даже не о том, что обсуждалось за затемненными окнами президентского «Пульмана», а хотя бы о самом факте такого контакта. Но его не было.

Так или иначе, но Александр Соловьев получил еще один ощутимый удар по самолюбию. И уже неважно, какие документы лежали в той знаменитой черной папке, которую он до белых костяшек сжимал в руках во время всего визита Путина в Ижевск. Были ли это документы по мосту или по 100-летию юбилея Калашникова, а может быть что-то еще. Дело в другом – чисто внешне для Путина Соловьева не существовало, он даже смотрел как-то сквозь него. В большой политике такие знаки и сигналы многое значат.

foto-press-sluzhby-kremlya

фото пресс-службы Кремля

По совокупности факторов, как прямых, так и косвенных, становится вполне вероятным, что недовольство федерального центра происходящим на протяжении последних двух лет в Удмуртии, готово вылиться в конкретные кадровые решения.

Разговоры о том, что отставка Соловьева с должности Главы республики – вопрос решенный, ходят уже не только по кабинетам в Москве или Нижнем Новгороде. Для чиновников республиканского уровня – это тоже популярная тема для обсуждения. Вопрос только в том, в каком виде произойдут эти кадровые изменения и с какими последствиями для определенного круга лиц. И кто пойдет за «паровоза».

Статьи по Теме